main russian english yakut even Куйаар - Обсерватория культурного разнообразия и образования РС (Я) Куйаар - Обсерватория культурного разнообразия и образования РС (Я)
Бюро ЮНЕСКО В Москве Куйаар - Обсерватория культурного разнообразия и образования РС (Я)



menu

  Официальные документы


  Языковая политика


  Новости


  Героический эпос "Олонхо"


  Культурное наследие


  Музей музыки


  Культурный туризм


  Научные исследования


  Образование и культура


  Словари


  Культура народов РС(Я)


  Публикации по культуре


  Творческая группа


  Планета "Ойунский"


   Визитки. Дизайн макета. Печать: изготовление визиток цена.


   Печать постеров: конструктор визиток онлайн. Визитки своими руками.


  


menu_right.gif (79 bytes)
menu_bottom.gif (201 bytes)



Источник: Журнал «Якутский Архив», №1 (24), 2007.

Старостина М.И.

Вацлав Серошевский и клан колымских Слепцовых.

Март 1883г. Одарив духа земли на Алазейском перевале в благодарность за удачное путешествие, «государственный преступник» Вацлав Серошевский оказался в Колымском округе. На этой суровой и благодатной земле он стал наблюдать жизнь якутов как исследователь. Наблюдения эти в последствии вошли в известную монографию «Якуты». Жители этого округа послужили прообразами героев его повестей и рассказов. В Колымском улусе ссыльный поляк научился разговаривать по-якутски. Здесь, на краю лесов, еще не были утрачены древние традиции предков.

Ссыльный с самого начала был поражен природой края. Озеро Калгын, огромное, как море, затронуло его молодую душу. Первой колымской семьей, где он остановился на короткий срок отдых в дороге, была семья «якутского князя» (официально «староста наслега») Аполлона Слепцова на Андылахе, от общения с которой у него остались приятные впечатления. Когда исправник Кочаровский предложил ему выбрать местожительство, Серошевский назвал местность Андылах II Кангаласского наслега Колымского улуса. По инструкции он не должен был оставаться в г. Среднеколымске. В середине июня Серошевский оказался в названном наслеге, где над путниками «шелестели миллиарды крыльев, неся птичьи стаи к далекому морю» и где всюду в то время бурлила жизнь.

Надо признать удачным решением сообразительного ссыльного, когда он выбрал Андылах местом ссылки. Здесь проходил Колымско-Якутский

тракт. Серошевский мог от проезжающих, знающих русский язык, узнавать хоть изредка разные новости.

Клан Слепцовых имеет большие заслуги в появлении ценной монографии В Л. Серошевского «Якуты» и известных рассказов о Якутии. Много страниц посвящено Слепцовым и в «Воспоминаниях», написанных Серошевским спустя много лет после ссылки. Они приняли ссыльного в свои юрты и стали информаторами, прототипами героев его рассказов и повестей.

Остановимся на некоторых публикациях писателя. В 1895 г. в Санкт-Петербурге вышла книга В. Серошевского (Сирко) на русском языке «Якутские рассказы». Здесь были рассказы «Осень», «Украденный парень», «Хайлак», «В жертву богам» и предания «Разбойник Манчары», «Покорение Колымского края», «Великаны Ледовитого океана». Первые три рассказа были из жизни колымских якутов, а два первых предания записаны на Андылахе. Книга была переиздана в 1898 г.2

В 1997 г. в Москве вышли «Якутские рассказы, повести и воспоминания» В.Л.Серошевского. Здесь кроме вышеперечисленных произведений на¬печатаны повести «На краю лесов», «Предел скорби», «Побег» и «Воспоминания». Из 11 произведений этой книги восемь связаны с колымскими якутами. Шесть произведений (повести «На краю лесов», Предел скорби», три рассказа и одно предание) описывают жизнь колымских якутов, одно предание («Разбойник Манчары») записано со слов якута Колымского улуса, а в «Воспоминаниях» много страниц уделено жизни автора на Колыме, в том числе и в семьях якутов Слепцовых.

Серошевский пишет в «Воспоминаниях», что озеро Андылах было спущено отцом Слепцовых, который здесь развел скотину, пас табуны лошадей, разбогател. Перед смертью разделил землю между сыновьями Аполлоном и Андреем. Немного земли раздал также другим родственникам. Отец Слепцовых все это оформил в полицейском управлении. Отсюда видно, что старый Слепцов был предприимчивым человеком. Действительно, Федор Николаев Слепцов (род. в 1808 г.)5 был человеком видным и родовитым. По местным преданиям, предок Слепцовых, Согдьообул, — один из первых якутов прибывших на территорию будущего II Кангаласского наслега Колымского улуса. Он обосновался в местности Бэрдьигэстээх. В некоторых документах имя его на русском языке пишется «Сегдегюль». В 1882 г. Слепцовы были включены в род «Хангалассы», а в 1897 г. — в «Сегдегюль ага уса».

По преданиям, одного из предков Слепцовых, который долго служил князцом, звали Иэдэс Баhылай. В те времена ясак наслега сдавали почему-то в Якутске. Однажды он уехал осенью с ясаком в Якутск и вернулся только весной. К его приезду уже ушло озеро Енгжа (Дьуенсэ)7.

По документам, дед Федора, Бучюр (Мучур) Кутемеев, в крещении Василий (1721— 1796), был князцом Кангаласской волости средней Колы¬мы, еще в 1774 г.8 Федор был старшим сыном в семье Тебика, в крещении Николая Михайлова Слепцова (см. с. 13). Молодой Федор Слепцов в 1844 г. был избран сородичами старшиной в своем наслеге, т.е. помощником старосты на¬слега, а в 1851 г. — старостой наслега и служил им по 1855 г. При выборе учитывались его способности, хорошее поведение и происхождение (он «из поколения родоначальнического»). В 1860 г. его избирают кандидатом выборного Инородной управы улуса, а в 1863 г. — выборным Инородной управы. На эту должность он вторично избирался на 1866—1869 гг. В 1869—1872 гг. служил кандидатом на должность головы улуса9. Таким образом, Федор Слепцов был человеком деятельным и авторитетным в своем улусе.

При ссыльном Серошевском была жива жена Федора, старая мать Слепцовых. Она проживала на озере Андылах со своей младшей дочерью Авдотьей, вела собственное хозяйство. Исследователь пишет, что она родила всего 22 раза. Были живы в то время только 11 ее детей, многих из которых Серошевский знал. Разросшаяся семья Слепцовой состояла из 24 человек, среди которых был правнук10. По документам, мать Слепцовых, Марья, родилась в 1816 г. Мне удалось найти сведения только о девяти ее детях. Первым местом постоя Серошевского назначили дом Андрея Слепцова, родного брата старосты наслега, Аполлона. По предположению ссыльного, вероятно, это случилось из-за желания Андрея дать образование своему девятилетнему сыну Андрейке. Это была первая якутская семья, которую наблюдал исследователь якутов несколько месяцев изо дня в день.

Здесь он видел, как якуты ловят рыбу, как сохраняют молочные продукты в летнее время. Он работал с якутами на сенокосе, ходил на охоту. Андрей всячески подбадривал его, похваливая его силу и умения. Здесь он начал делать записи и приглядываться к якутским обычаям. Давал уроки сыну хозяев. Попавший в столь непривычную обстановку, плохо знающий язык, болезненно тоскующий ссыльный был не доволен питанием. Если быть справедливым, хозяин Андрей старался угостить его лучшими якутскими блюдами: сливками с земляникой, хаяком, ягодами, свежей рыбой, соратом и т.д.11.

Андрей Слепцов (род. в 1844 г.) к приезду Серошевского имел уже девятилетний опыт службы на разных должностях в улусе. Он был кандидатом выборного управы с 1.01.1869 г. по 1.01.1872 г., выборным Инородной управы — с 1.01.1872 г. по 1.01.1875 г., кандидатом на должность головы улуса — с 1.01.1875 г. по 1.01.1878 г. В 1871 г. открылось Среднеколымское народное училище. В январе 1876 г. Инородной управе было передано новое здание этого училища, построенное на средства местных обществ, с принадлежностями «для должного наблюдения и ответственности». При приемке здания училища Инородную управу представлял кандидат на должность головы улуса Андрей Слепцов. Позже - с 1.07.1896 г. по 1.07.1899 г. он служил старостой наслега12.

Андрей Слепцов — Сиэллээх был знатоком старины. В 1940 г. Ф.Г.Оконешников (49 лет), родом из I Кангаласского наслега Колымского улуса на нижней Колыме рассказал известному фольклористу С. Боло о приходе русских и якутов на Колыму. При этом он ссылался на рассказ двух знатоков старины, одним из которых был А.Слепцов — Сиэллээх13. Содержание рассказа Ф.Г.Оконечникова похоже на предание «Покорение Колымского края», которое Серошевский записал в 1883 г. в Андылахе. Вполне возможно, что А.Слепцов — Сиэллээх рассказал через переводчика своему поселенцу о приходе якутов на Колыму.

Так случилось, что на исходе лета без вести пропал сын Андрея Слепцова, ученик ссыльного, Андрейка. В дом хозяев вошло большое горе. В повести «Осень» упоминается исчезновение сына Андрея и предположение о нападении на него медведя. Имя мальчика в повесть вошло без изменения14.

Серошевский считал, что у Андрея Слепцова он жил материально в невыгодных для него условиях, хотя с этим трудно согласиться. Вероятно, поэтому в повести «На краю лесов» Серошевский жадного богача, не жалеющего своих сородичей, называет Андреем.

В юрте Андрея он познакомился с родственником хозяина, Уйбанчиком, жившим также на Андылахе. Это была большая удача для исследователя, так как Иван Матвеев Слепцов — Уйбанчик (род. в 1858 г.) учился в Среднеколымском народном училище и хорошо владел русским языком15. Серошевскому он нравился и как человек. Не зря много страниц повести «На краю лесов» посвящено Уйбанчику, где он представлен читателю без изменения имени. Под влиянием рассказов ссыльного Уйбанчик даже сеял хлеб на этой суровой земле совершенно секретно от своих сородичей, чтоб не высмеяли его. Он со своим другом ссыльным изумленно торжествовал, когда часть ячменя «весело шумела большими усатыми колосьями» и испытал невыразимую досаду, обнаружив осенью почерневшие от заморозков поникшие колосья16.

Серошевский в своих «Воспоминаниях» писал: «Все, что произошло со мной на Андылахе и Енгже, я достаточно подробно и точно описал в повести «На краю лесов» и поэтому не буду повторяться»17. Несомненно, образ и действия Уйбанчика переданы в этой повести очень близко к действительности.

Ссыльный хорошо знал семью Уйбанчика. Также без изменения имени включен в названную повесть отец Уйбанчика, Матвей Николаев Слепцов. Он был родным братом Ф.Н.Слепцова, отца Андрея. Серошевский в повести его называет шаманом, а в «Воспоминаниях» пишет, что он был немного колдуном и предсказателем18.

Польский ученый Витольд Армон считает Ивана Слепцова — Уйбанчика вторым важным информатором Серошевского после его жены Аннушки19. Однако Уйбанчик как мужчина должен был знать лучше Аннушки то, что касается охоты, рыболовства, коневодства и т.д. Любознательный и добрый парень стал другом ссыльного и сыграл исключительную роль в жизни Серошевского во II Кангаласском наслеге. Он учил ссыльного разным навыкам и умениям, а также отговорил его наняться работником к чукчам.

По-моему, в связи с этим И.М.Слепцова — Уйбанчика можно назвать первым важным информатором «бытописателя» Серошевского. Уйбанчик информировал ссыльного не только по этнографии якутов, но и рассказывал предания. На фотокопии последнего листа предания «Разбойник Манчары» (издано в 1895 г.), хранящегося в архиве ЯНЦ СО РАН, рукою Серошевского написано: «Рассказал якут Иван Слепцов»20. Это был его друг Уйбанчик. Предание «Покорение Колымы» в 1883 г. Серошевский также не мог написать без участия Уйбанчика. Упомянутые два предания были переизданы на русском языке несколько раз. Содержание предания «Покорение Колымы» включено в монографию «Якуты»21.

В ноябре 1883 г. И.М.Слепцов - Уйбанчик женился на Винокуровой Мавре Николаевне из I Кангаласского наслега. О детях его ничего неизвестно. В повести «На краю лесов» Уйбанчик с отцом Матвеем умирают от оспы, которая унесла очень многих в бытность писателя в этих местах. Видимо, на самом деле так и было. В семейном списке 1894 г. Уйбанчик и его отец 22отсутствуют. Как будто И.М.Слепцов - Уйбанчик пришел на эту землю и учился в училище только для того, чтоб стать ценным помощником известного ученого Серошевского.

По «Воспоминаниям» Серошевского, брат Уйбанчика, Кохоргос, стал прототипом Джянги в повести «На краю лесов». Он называет Кохоргоса прославленным борцом, наездником и танцором. Кохоргос с братом Уйбанчиком на оленях сопровождали больного Серошевского в марте 1884 г. от Андылаха до Среднеколымска, чтоб сдать его в полиции под расписку. Автору «Воспоминаний» запомнилась веселая езда сопровождающих и ссыльного, так как все «были молоды и хорошо знали друг друга»23.

В повести «Осень» упоминается Кехергес, а в повести «Украденный мальчик» женихом девушки Бычи тоже был Кехергес. В жизни Федор Кехюргес также был женихом при Серошевском. По метрической книге, бракосочетание в Среднеколымской церкви Федора Слепцова — Кехюргеса с Маврой Слепцовой из своего наслега состоялось в январе 1885 г.24.

Серошевский разделил якутов по внешнему виду на три группы. Третья группа'— собственно тюркская, якутская группа, имеющая сходство с индейцами Северной Америки. Эту группу исследователь называет «горбоносой». Он считает, что «тип этот, несмотря на свою малочисленность, очень живуч». К этому типу он относит семью Уйбанчика. Серошевский пишет: «Так, на Андылахе (Колымский улус, Кангал. наслег) семья Слепцовых состояла из отца, Матвея, плотного старика с широким красным лицом и вьющимися седыми волосами, носившего, как весь род Слепцовых, явные следы русского происхождения, матери — безобразной плосколицей, скуластой старухи, типичной тунгусо-якутской метиски, младшего сына, Уйбанчика, который вышел в отца: красный, толстый, курчавый, и старшего сына, Кохоргоса, невысокого, стройного, сухопарого юноши с бронзово-матовым цветом лица, считавшегося красавцем во всем околотке и представлявшего образец горбоносого типа. На него немного походила сестра, самый младший член семьи, только к ней перешел от отца легкий румянец на щеках и большая белизна кожи»25.

Данное описание дает нам наглядное представление о внешнем виде членов семьи Матвея Слепцова. Однако жена Матвея описываемого периода не была родной матерью Кехюргеса и Уйбанчика. Осенью 1883 г. хозяин Серошевского, Андрей Слепцов, тяжело переживал пропажу сына. В это время его родной брат, Аполлон Слепцов, предложил ссыльному переехать к нему. Добротная юрта князя Аполлона стояла на другой стороне озера Андылах. Вероятно, на переезд Серошевского повлияла и его симпатия к Аполлону. Из братьев ему больше нравился Аполлон, которого он считал добрым, снисходительным, с мягким характером и щедрым. Серошевскому нравилась и жена Аполлона, Авдотья (Маета), — добрая, умная и тактичная женщина. Маета сердечно заботилась о нем, защищала его от навязчивых соседей, всячески подбадривала и была очень к нему внимательна. Ссыльный подружился с умной хозяйкой, стал принимать живое участие в жизни местных жителей. Ему стало интереснее жить. Здесь он овладевал якутским языком. Если испытывал трудности в общении, на помощь приходил его приятель Уйбанчик. Живя у этих приятных людей он однажды твердо решает: «Буду описывать все, что вижу вокруг: леса, воды, горы, но прежде всего людей! Я стану бытописателем Сибири!».

Петр, старший сын Аполлона (в «Воспоминаниях», позабыв его имя, автор назвал его Тимофеем), показал ссыльному способ ловли уток с помощью волосяной петли. Хозяева от всей души поддерживали новые увлечения Серошевского. Петр умер в 1894 г. от болезни, детей у него не было. В повести «Украденный мальчик» невеста Быча названа именем дочери Аполлона Слепцова. В бытность Серо-шевского Быча Слепцова была невестой сына князя из соседнего наслега. Серошевский, занявшийся здесь кузнечным делом, украсил одежду невесты Бычи серебряными и латунными пуговицами и бляшками.

Юрта Аполлона служила почтовой станцией, поэтому Серошевский здесь встречался с проезжающими людьми, в том числе с политическими и уголовными ссыльными, сопровождающими их казаками. Именно во время жизни в аполлоновской юрте зародились у Серошевского образы героев известных его рассказов: «Хайлак», «Осень», «Украденный парень». Первый рассказ он уже набросал здесь. Один из уголовников, встреченных им, стал прототипом главного героя рассказа «Хайлак». В юрте Аполлона он мог наблюдать и за торговлей. Аполлон был информатором у исследователя. Он дважды упоминается в главе «Брак и любовь» монографии «Якуты». Серошевский называет Аполлона своим «колымским покровителем»26.

Родоначальник Аполлон Федоров Слепцов (род. в 1838 г.) более 30 лет служил на выборных должностях. Он был избран кандидатом помощника старосты в апреле 1864 г. на три года. В 1869—1875 гг. служил старшиной в наслеге, а с 1875 по 1884 г. — старостой наслега. Повторно старостой наслега он служил с 1888 г. до 1 июля 1896 г. Аполлон также был улусным головой с 1.01.1902г.no 1.01.1905 г.27.

В декабре 1882 г. он награжден Похвальным листом Якутского губернатора за пожертвования на строительство хозяйственных сооружений Среднеколымского народного училища. Аполлон был оценен и по службе. В мае 1886 г. он был награжден серебряной медалью на Станиславской ленте с надписью «За усердие» для ношения на груди28.

Когда прибыл в Среднеколымск новый исправник Каразин (Карзин. — М.С.), Серошевский после лечения был вторично определен во II Кан-галасский наслег. Исправник строго придерживался инструкции поселения ссыльного. Требованиям инструкций по всем параметрам соответствовала местность Енгжа. Здесь Серошевский жил у князца Ивана Слепцова, родственника андылахских Слепцовых29.

Иван Архипов (Семенов) Слепцов родился в 1827 г. Он служил в 1857—1865 гг. старшиной в наслеге, а в 1865— 1869 гг. — кандидатом на должность старосты наслега. В 1884 г. был избран старостой наслега. В декабре 1887 г. за отличное исполнение своих служебных обязанностей и за другие заслуги И.А.Слепцов награжден серебряной меда¬лью на Станиславской ленте для ношения на груди с надписью «За усердие».

Я считаю, что И.А.Слепцов был Иваном Баканом, незаконнорожденным внуком Елены, сестры Н.М.Слепцова — Тебика. Отчество его вначале писали по дяде, а потом по родному отцу или отчиму. В переписях его включали в списки семей Н.М. Слепцова и Ф.Н.Слепцова. В списке от февраля 1886 г. пишут, что Иван Слепцов вдов и имеет детей при себе. В 1896 г. Иван Слепцов (Бакан) имел 6 де¬тей (4 сына, 2 дочери). Жену звали Анна Федоровна.

Когда Серошевский жил в семье И.А.Слепцова, хозяин был избран старостой наслега. Ссыльный провел здесь около полугода. Как он вспоминает, у князя была полуслепая жена, две взрослые дочери от первого брака и двое маленьких детей. «Достопочтенный князь» находился под каблуком у молодой жены. Серошевский очень хорошо отзывается о старшей дочери Ивана Слепцова, Мавре, которая «была главным кормильцем семьи». Она ходила на рыбалку, убирала дом и хлев. Серошевский пишет о Мавре так: «Эта симпатичная, справедливая и смелая девушка обладала красивым контральто, но никогда не пела, так как девичье пение считается у якутов достойным осуждения кокетством». Вскоре после отъезда ссыльного Мавра умерла от оспы. По воспоминаниям Серошевского, когда его перевезли в Енгжу, на край лесов, он «немного освоился с жизнью аборигенов и мог кое-как говорить по-якутски»31.

В повести «На краю лесов» мальчик Нюстер является сыном богатого Андрея. Такое прозвище было у Николая Иванова Слепцова (род. в 1876 г.) из рода Сегдегюль. Вероятно, он был сыном И.А.Слепцова. Изображение семилетнего Нюстера имеется в монографии «Якуты» (вероятно, рисунок автора)32.

Жизнь ссыльного в юрте князя (старосты наслега) И.А.Слепцова дала ему очень много для познания окружающего, что описано в повести М.М.Старостина внимательно наблюдал, кроме обычной жизни якутской семьи, как проходили мирские сходы и торговля. Потом очень наглядно описывал их в повести. В пору полярных ночей чукчи перегоняли стада оленей «на край лесов», чтоб укрыться от морозов. Серошевский с чукчами встречался также в юрте И.А.Слепцова. Он подумывал уехать с чукчами для дальнейшего побега в Америку. Для этой цели ссыльный даже изучал здесь короткое время чукотский язык39.

Со старостой наслега И.А.Слепцовым Серошевский был на свадьбе дочери якута Дмитрия в Унгдже II Кангаласского наслега, что подробно описано в главе «Брак и любовь» монографии «Якуты»40.

И.А.Слепцов в Енгже был информатором Серошевского. Он является единственным якутом, который рассказал исследователю о якутском царе Джингисе (Чингис). По рассказу И.А.Слепцова, якуты раньше жили на юге. Рассказ жителя далекого севера, чинившего сети, о Чингисхане, о татарской княжне оставил у исследователя сильное впечатление, позднее он включил его в монографию «Якуты»41.

Если бы в то время, когда Серошевский писал указанную монографию, было принято в исследовательской работе обязательно уточнять имена, фамилии информаторов, мы бы знали гораздо больше об информаторах из клана Слепцовых.

Доктор исторических наук С.А.Степанов отмечает: «Только оказавшись на Колыме, Серошевский вполне осознанно и целенаправленно начал готовиться к научной и литератур¬ной деятельности. ...У него появилось множество добровольных помощников из местных жителей.... Впоследствии Аполлон Слепцов, его жена Авдотья, их родственники Матвей, Уйбанчик, Кохоргос и многие другие обитатели Андылаха и Енгжи — все они вместе со своими радостями и бедами, характерными словечками и повадками навсегда были запечатлены в произведениях писателя»42.

Как видно, Серошевский длительное время жил во II Кангаласском наслеге в семьях Слепцовых, известных в улусе людей. Они много лет отдали общественной службе в своем наслеге и улусе. Эти уважаемые родоначальники имели широкий кругозор, а также крепко придерживались обычаев своих предков, что отразилось в творчестве ученого и писателя Серошевского.

В рассказах и повестях Серошевского имена героев заимствованы не только у своих хозяев и приятелей, но и у других жителей II Кангаласского наслега. Несомненно, они также были и прототипами героев.

В повести «На краю лесов» упоминается Филипп, богач с двумя сыновьями, одного из которых звали Мора, а другого — Длинный. Действительно, у Аполлона и Андрея Слепцовых был родной дядя Филипп. О его детях сведения не обнаружены. В повести Мора ездил в город с прошением от общества, когда наступил голод. Он умирает от оспы43. Якутское прозвище Мора носил Николай Марков Сухомясов (род. в 1854 г.) из рода Кудугуй. Ныне живут его потомки. Прозвище Усун (Длинный) было у Петра Стефанова Гуляева (род. в 1854 г.) из рода Сегдегюль. Он был многодетным отцом. Также в указанной повести есть герой Казак — муж молодой щеголихи Сымнай. Прозвище Казак в жизни было у Николая Созонова (род. в 1856 г.) из рода Кудугуй44.

В наше время потомки вышеупомянутых Слепцовых, в чьих семьях жил Серошевский, очень многочисленны. Многие из них живут в центре II Кангаласского наслега Среднеколымского улуса, в п. Эбях, в городах Сред-неколымске, Якутске и т.д. Некоторые живут и за пределами Якутии.

Потомки родоначальников Слепцовых гордятся участием их предков в создании монументального труда Серошевского «Якуты», его рассказов и повестей. О клане Слепцовых польский исследователь В. Армон отзывается так: «Автор вообще очень обязан в этом отношении семье Слепцовых -это были интеллигентные люди, облегчившие Серошевскому его собирательскую работу»45.

Слепцовы рода Согдьообул из II Кангаласского наслега Колымского улуса: родоначальники, исконные колымские животноводы, охотники и рыболовы — должны найти свое почетное место в истории якутского народа как выдающиеся помощники признанного исследователя этнографии и писателя Вацлава Серошевского.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1 Серошевский В.Л. Якуты. Опыт этнографического исследования. — СПб.; Изд. ИРГО 1896. - С. IX; Он .же. Якутские рассказы, повести и воспоминания. - М.: Издательский дом «Кудук». - 1997. - С. 481, 509.

2 Серошевский В. (Сирко). Якутские рассказы. - СПб.: Типография М.Меркушева, 1895. — 192 с. (Изда¬ние Л.Ф.Пантелеевой). Он же. Якутские рассказы — СПб.: Типография Лейферта. - 1898. - 108 с. (Издание О.Н.Поповой).

3 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания... . — 592 с.

4 Там же. - С. 487.

5 НА РС(Я). Ф. 349-и. Оп. 1. Д. 6008. -С. 41.

6 Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 5. Оп. 3. Д. 435. Л. 13 об.-14 об. (Информатор Н.С.Гулясв (71 лет). В 1940 г. записал фольклорист С.Боло). НА РС(Я). Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 631; Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 83. Л. 86 -87.

7 Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 5. Оп. 6. Д. 214. Л. 136-138 (Материалы диалектологической экспедиции. По информации Г.Ф.Гуляева (род. в 1908 г. ) записал в 1956 г. Н. Антонов).

8 НА РС(Я). Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 1. Л. 16; Ф. 349-и. Оп. 1. Д. 6008. Л. 41.

9 Там же. Ф. 16-и. Оп. 1. Д. 1016. Л. 148-149; Д. 1504. Л. 24 об., 42 об.; Д. 1659. Л. 95 об., 308, 527, 645, 655 об.

10 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 494; Он же. Якуты. Опыт этнографического исследования. — 2-е изд., - М., 1993. - С. 508.

11 Серошевский В. Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 489-492.

12 НА РС(Я). Ф 16-и. Оп. 1. Д. 1428. Л. 60 об.; Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 364. Л. 3, 5; Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 88. Л. 33 об. -34, 53; Старостина М.И. Первое народное училище Колымы // Наука и образование - 2005. — № 1. — С. 90-91.

13 Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 4. Оп. 14. Д. 15. Л. 281. Материалы С. Боло.

14 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 492;

15 НА РС(Я). Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 37. Л. 134 об.; Старостина М.И. Указ. соч. — С. 92.

16 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — М., 1997.-С. 186, 187,212,218.

17 Там же. -С. 501.

18 Там же. - С. 219, 227-228, 236; С. 488.

19 Армон В. Польские исследователи культуры якутов / Перевод с польского К.С.Ефремова; Отв. ред. В.Н. Иванов. — М.: МАИК «Наука / Интерпериодика», 2001. - С. 84-85.

20 Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 5. ОП. 13.

Д. 302. Л. не указан.

21 Серошевский В.Л. Якуты..., 1896. — С. 233-234; Он же. Якуты. ... - М., 1993. - С. 224-225.

22 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 236; НА РС(Я). Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 38. Л. 8.; Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 37. Л. 134 об.

23 НА РС(Я). Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 83. С. 87; Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 488, 503.

24 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания... -С. 17, 19-32; НА РС(Я). Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 73. Л. 14 об.

25 Он же. Якуты. ...- СПб., 1896. -С. 246-247; Он же. Якуты. ...- М., 1993. - С. 235-236.

26 Он лее. Якутские рассказы, повести и воспоминания. — С. 492—498; Он же. Якуты. ...- СПб., 1896. -С. 548, 549; Он же. Якуты. ...- М., 1993. - С. 528-529; НА РС(Я). Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 38. С. 7 об.; Д. 47. С. 11 об;

27 НА РС(Я). Ф. 16-и. Оп. 1. Д. 1659. Л. 447; Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 1318. Л. 7; Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 10. Л. 12, 15, 53; Д. 88. Л. 33 об.-34, 145; Ф. 226-и. Оп. 13. Т. 4. Д. 85. Л. 778 об.

28 Там же. Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 395. Л. 198, 199, 152 об.; Д. 1318. Л. 6 об.; Ф. 18-и. Оп. 1. Д. 124. Л. 25, 29, 31, 48,49,97, 114, 119.

29 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. -С. 508-509.

30. НА РС(Я). Ф. 16-и. Оп. 1. Д. 449. Л. 187 об.; Д. 1428. Л. 60 об.; Д. 1643. Л. 144 об.; Д. 1659. Л. 55, 56, 74 об., 174 об.-175, 309, 570; Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 395. Л. 174 об.-175, 203; Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 38. Л. 27.

31 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания. -С. 509.

32 НА РС(Я). Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 83. Л. 87; Серошевский В.Л. Якуты. ... -СПб., 1896. - С. 525; Он же. Якуты. ...- М., 1993. - С. 507.

33 НА РС(Я). Ф. 16-и. Оп. 1. Д. 449. Л. 187 об.-188; Д. 1428. Л. 60 об. -61; Д. 1643. Л. 142 об.-144; Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 38. Л. 7 об. - 8; Д. 47. Л. 11 об.; Д. 67. Л. 26 об., 27; Ф. 70. Оп. 3325. Л. 54; Ф. 226-и. Оп. 4а. Т. 7. Д. 184. Л. 393 об., 394.; Т. 8. Д. 177. Л. 41 об.; Оп. 8. Т.2. Д.17. Л. 149 об. - 150 , 150 об. - 151; Т. 9. Д.15. Л. 218 об; Оп 3. Т. 4. Д. 85. Л. 778 об.; Оп. 14. Д. 37. Л. 126 об., 34 об.; Д. 73. Л. 14 об.; Оп. 15. Д. 176. Л.49 об.-50, 58 об.-59; Д. 558. Л. 62 об.-бЗ; Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 2. Л. 16; Ф. 349-и. Оп. 1. Д. 5987. Л. 95; Д. 6008. Л. 41.

34 Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания... — М., 1997. - С. 509.

35 Там же. - С. 493.

36 Там же. - С. 493.

37 О Марии, ее младших братьях и сестрах информация Слепцовой Пелагеи Митрофановны (род. в 1923 г. ) из п. Налимск Среднеколымского улуса, 2006 г. »-

38 Серошевский В.Л. — Якутские рассказы, повести и воспомина¬ния.... - С. 492.

39 Там же. -С. 510, 512.

40 Серошевский В.Л. Якуты. ... СПб., 1896. - С. 536-543; Он же. Якуты. ... - М., 1993. - С. 517-522.

41 Серошевский В.Л. Якуты. ...-СПб., 1896. - С. 209; Он же. Яку¬ты. ... - М, 1993. - С. 200-201.

42 Степанов С.А. Якутские воспоминания Вацлава Серошевского // Серошевский В.Л. Якутские рассказы, повести и воспоминания... 1997.- С. 576.

43 Серошевский В.Л. — Якутские рассказы, повести и воспоминания... - С. 492.

44 НА РС(Я). Ф. 38-и. Оп. 1. Д. 83.{ Л. 86 об., 88.

45 Армон В. Указ. соч. - С. 85.

 

2006г. © ЦНИТ ЯГУ, АГИКиИ
Сайт создан при поддержке Бюро ЮНЕСКО в Москве.
Сведения и материалы, содержащиеся на данном сайте, не обязательно отражают точку зрения ЮНЕСКО.
За представленную информацию несут ответственность авторы